Пропустить навигацию.
Главная
 
 

Московские каникулы (повествовательная статья о приключениях в столице)

Опыт

Автор: Ян Ямин

Наспех собравшись, я вышел из подъезда к уже поджидавшему меня такси. В Москву я собрался исключительно с одной целью: подать документы в университет. У меня есть билеты туда, обратно и целый день на выполнение этой простой задачи.
Уже находясь в вагоне, в позиции лежа, я вспомнил о том, что впопыхах я мог забыть самое главное, без чего моя поездка бессмысленна и утопична - аттестат. Так и было.

Каково изумление и нервное напряжение? Без паники, состояние ума в моих «руках», «спокойствие только спокойствие». Я стал придумывать как разрешить ситуацию.

«Ладно, все хорошо, зайду в университет, отмечусь, а документы по почте вышлю», - постигло меня озарение.

Москва встретила меня солнечно. И как приятно, пока немноголюдно, город спокоен и тих. Я погулял по знакомой мне Москве, зашел в деканат университета, услышал «приноси документы».

«Всё ясно, поеду к другу в гости», - решил я. Его не оказалось дома, но мой знакомый — сожитель друга — был мне рад, с помощью его мобильного телефона я смог связаться с искомой личностью. Встретившись с ним, я был приятно ошарашен новостью о том, что представление (или по-английски «перформанс») «Божественный скрежет», в коем я являюсь одной из фигур, основавших это творческое объединение, на днях едет на съёмки фильма в подмосковный город Жуковский.

«Волею судьбы сложено», - мелькнуло в сознании. Пропускать такое было, на мой взгляд, проявлением недалекого ума.

Я позвонил маме, рассказал всё выше описанное, получил согласие и попросил выслать аттестат, дабы выполнить задачу поездки, поехал на Курский вокзал и сдал билет. Мой друг любезно предложил гостеприимство.

На следующий день я решил устроить себе культурную-просветительскую программу по Москве. Были посещены музей-квартира А. Н. Островского и Московский Музей Современного Искусства. Впечатлили комната и столовая писателя, нетронутые и как будто застывшие во времени: все сохранилось в том же виде что и при жизни писателя, казалось, что дух автора «Как закалялась сталь» тоже.

Современное искусство при глубоком и долгом рассмотрении несло в себе деградирующую тенденцию: если на первом этаже всё радовало, на втором произведения были сложными для познания и научными для восприятия, заводящими ум в тупик, то на третьем же я уже был не в силах понять замысел художника и от этого мое настроение подпортилось.

Надо было заниматься моральной подготовкой к съёмкам фильма и написанием сценария к нему. Два дня работы над этим я описывать не буду.

И вот подошел первый съёмочный день. Актеры, художники, операторы, музыканты съезжались на место съёмок, кое представляло собой заброшенное здание, заполненное мусором и находящееся близ свалки рядом с заводами с неизвестными мне названиями. По сценарию это место мы (творческое объединение «Божественный скрежет») должны превратить в храм минотавра — лабиринт.

Стали ставить палатки, располагать музыкальную аппаратуру, изучать здание. В среде творческих людей мелькают бесконечные числа идей. Казалось бы, мы на свалке, но люди, своим теплом и позитивным настроем, с первых же секунд превращают это место в произведение искусства.

Эхо недели Железногрск
АКТЕРЫ ТЕАТРА СТАСА НАМИНА ОТДЫХАЮТ И РАБОТАЮТ
ОДНОВРЕМЕНО

Идет работа над инсталляциями, бетонные стены служат холстами, угли становятся красками, а обжигаемые деревяшки напоминают кисти.

К вечеру все собрались возле костра, беседовали о планах на завтрашний день. Ближе к ночи достали гитары, барабаны, бубны, губную гармошку и стали исполнять песни и читать стихи.

Местные жители не могли обойти стороной такое событие — приходили, узнавали что происходит, реагировали положительно, становились нам друзьями и помощниками. Приезжали и гости-москвичи, знакомые, люди, знающие о съёмках фильма и желающие участвовать, помогать, а также просто провести время в нашей компании.

Но были и сложности. Такое предприятие должно быть официально одобрено администрацией города Жуковский.

Второй день начался с решения этой проблемы. Трое из нашей съемочной бригады отправились получать разрешение, остальные верили в лучшее и продолжали «окультуривать» сию обитель. Что может помешать делу изначально имеющему благие намерения? Ничего! Это я знал и знаю точно.

Добрые новости были привезены из города, разрешение получено. Теперь об этом событии знают городские власти и вдобавок проявляют благосклонность, даже собираются заехать в «гости».

Съёмки фильма уже начались.

Решено снимать все приключения, сложности, быт и само пребывание коллектива, занимающегося созданием красоты в заброшенном здании и пользующегося всеми подручными средствами, в том числе и мусором, для создания произведений искусства. Хаос, царящий до нашего приезда, плавно перетекает в очеловеченный порядок.

В здании находятся около десятка «комнат», каждая из которых инсталлируется художниками-оформителями. И я среди них. Огромные пространства для творчества, я и в мечтах такого не мог представить. Подарком судьбы обернулась для меня эта поездка, да еще пригласили «Чим Снисто» (мой музыкальный проект) выступить в скором времени (как раз после съёмок). Ещё одно предложение от которого было глупо отказываться.

Я занимался оформлением комнат. Здание вдохнуло тенденцию стать храмом.

Изведав близлежащую местность, я нашел несколько озер, плоды (малина, слива, вишня). Уже с утра начал купаться, погода была жаркой.

Работа шла, приезжали гости, операторы, снимали происходящее. Вечером третьего дня мы сделали большой электрический концерт-перформанс в стенах здания. Акустика была потрясающей, а наличие свежего воздуха и открытого неба придавали вселенский масштаб событию. Храм был освящен.

На четвертый день начались съёмки постановочных сценарных кадров. Актеры театра Стаса Намина, да и не только, выполняли свою работу. А под вечер, по традиции, акустическое выступление возле костра.

Моё сознание адаптировалось к условиям и всё дальнейшее шло порядком и четким выполнением заданной цели. Ещё три дня наше творческое объединение приводило в гармонию и к красоте «Лабиринт»: стены раскрашивались, комнаты и пространство очищались от ненужного мусора и инсталлировались, музыка смолкала только на редкие моменты отдыха и бесед.

Апогеем нашего пребывания стал приезд экскаватора: человек за рулем от чистого сердца предложил помощь своей техникой. Были сняты превосходные и динамичные кадры убирающего мусор экскаватора, а мы танцевали над ним, убегали, кричали вслед и радовались тому, что из разящей запахами свалки и заброшенного здания сие место превратилось в Храм, наполненный человеческим теплом, добротою общения, искренними эмоциями и позитивной энергетикой.

Этот же экскаватор вывез нас и наше оборудование по окончании съёмок. Мы залезли на него и ехав, чувствовали себя приручившими «техногенного монстра». Я кидал вишневые косточки в землю с мыслями о том, что на этом месте они вырастут в вишневый сад.

Дни отдыха после съёмок и концерт «Чим Снисто» завершили мой затянувшийся визит в Москву. С чувством выполненного долга и массой новых идей я возвратился на родину, так и не сумев подать аттестат в университет.